Грузовые вагоны постройки 1846—1891 г

 

По теме "вагон"

Cпециальные проекты

Реклама

Партнеры и спонсоры

Что еще?

Грузовые вагоны постройки 1846—1891 г

Поборники прогресса вели упорную борьбу за существование и развитие рельсовых путей в России. Свои доводы против скептиков они подкрепляли расчетами и исследованиями. Среди них в первых рядах были такие замечательные ученые, как П. П. Мельников и Н. О. Крафт. Основоположник отечественной железнодорожной науки Павел Петрович Мельников был назначен руководителем проекта и строительства первой русской магистральной железной дороги между Петербургом и Москвой протяженностью 650 км и шириной колеи 1524 мм. Для этой грандиозной по тому времени магистрали, строительство которой началось в 1843 г. (официальное открытие 1 (13) ноября 1851 г.), требовалось около 3000 вагонов. К началу постоянной эксплуатации парк вагонов на дороге составлял 2670 единиц. В значительном количестве вагонов нуждалась и вторая в России магистральная железная дорога — Петербург-Варшавская, полностью открытая для регулярного движения в 1862 г.
После отмены в 1861 г. крепостного права ускорилось развитие отечественной промышленности. Особенно быстрый рост промышленного производства происходил в последнее десятилетие XIX века. Это требовало создания новых железных дорог.
В своей книге «Развитие капитализма в России» В. И. Ленин писал: «В развитии железнодорожного строительства России было два периода громадного подъема: конец 60-х (и начало 70-х) годов и вторая половина 90-х годов. С 1865 по 1875 г. средний годовой прирост русской железнодорожной сети составлял 1% тыс. километров, а с 1893 по 1897 —около 2 % тыс. километров». Темпы этого строительства были более высокими, чем в наиболее развитых капиталистических странах. К 1900г. по общей протяженности железных дорог Россия занимала второе место в мире. С 1868 по 1896 г. перевозки грузов в поездах возросли в 14 раз, а перевозки пассажиров — в 6 раз.
Строящимся железным дорогам требовалось огромное количество металла для изготовления рельсов, вагонов, паровозов, а также топлива (каменного угля, нефти). Это в свою очередь способствовало развитию металлургической и топливной промышленности. Высокие темпы железнодорожного строительства и рост перевозок обусловили ускоренное развитие отечественного вагоностроения.
Постройку первых вагонов (и паровозов), предназначавшихся для строившейся Петербург-Московской железной дороги, решено было организовать на одном из лучших заводов того времени — Александровском чугунолитейном заводе, расположенном в Петербурге на берегу реки Невы (не путать с упоминавшимся Александровским чугуноплавильным и пушечным заводом в Петрозаводске). В связи с этим в 1843 г. Александровский чугунолитейный завод был передан из Департамента горных и соляных дел Министерства финансов Главному управлению путей сообщения и вскоре переименован в Александровский механический завод. Руководили им американцы Гаррисон н Уайненс, с которыми был заключен контракт на 6 лет. Контракт предусматривал перестройку и оснащение завода необходимыми машинами, станками и инструментом, подготовку кадров для обслуживания поездов, а также строительство 162 паровозов и 2720 вагонов.
На старой территории завода были размещены паровозные мастерские, а на новой территории, в некотором отдалении от старой, на площади 5 гектаров, в 1844 г. построили вагонные мастерские («вагонное заведение»). Таким образом завод разделили на две части: паровозную и вагонную . Вагонные мастерские состояли из нескольких - деревянных, примитивно оборудованных бараков, лишь кузница размещалась в каменном здании. В 1868 г. Александровский завод был передан Главному обществу Российских железных дорог. Новый управляющий завода, инженер путей сообщения Рехневский внес большой вклад в разработку оригинальных конструкций тележек, в совершенствование организации производства и подготовку отечественных специалистов по подвижному составу.
В 1869—1884 гг. построили новые, каменные здания для сборочного, рессорного, литейного, лесопильного цехов, котельной и др. На заводе многие административно-технические должности занимали американцы и англичане. В 1883 г. вышел в свет закон, запрещавший иностранцам служить на государственных предприятиях. Поэтому они были уволены, а их места постепенно занимали отечественные специалисты. Новым начальником завода был назначен инженер Б. Яловицкий, хорошо знавший вагоностроение.
В 1884 г. началась капитальная перестройка завода, в результате которой были сооружены новый каменный вагоностроительный корпус, колесный цех, бандажное отделение и административный корпус с лабораториями. Александровский завод перешел в ведение государства.
Завод имеет большие революционные традиции. В 1879 г. в вагонных мастерских завода работал столяром один из первых рабочих-революционеров Степан Николаевич Халтурин. Здесь же работали Глеб Максимилианович Кржижановский, возглавлявший одну из лабораторий завода, Иван Васильевич Бабушкин, служивший сторожем этой лаборатории. Как известно, Владимир Ильич Ленин называл Бабушкина гордостью партии, народным героем.
Рабочие завода активно участвовали в революционном движении петербургского пролетариата.
В 1901 г. на Александровском заводе была проведена двухнедельная забастовка протеста против произвола царских палачей, расстрелявших безоружных рабочих Обуховского завода; в 1905 г. Александровский завод, первый за Невской заставой, примкнул к революции. После поражения революции 1905 г. завод был закрыт, все рабочие уволены, а вновь принимаемые просеивались через «полицейское сито». На заводе разместили казаков Новочеркасского полка, а когда те стали сочувствовать рабочим, их заменили карательным отрядом Семеновского полка, отличавшегося особой жестокостью. В 1907 г. рабочие завода бастовали, протестуя против ареста социал-демократической фракции Государственной Думы. В 1917 г. на заводском митинге выступал В. И. Ленин. На месте выступления В. И. Ленина установлена мемориальная доска. В 1918—1919 гг. на заводе дважды выступал Михаил Иванович Калинин. В пятую годовщину Великой Октябрьской социалистической революции Петроградский совет переименовал Александровский завод в Пролетарский. В 1931 г. он был разделен на два самостоятельных завода — паровозоремонтный и вагоноремонтный, которому в 1932 г. было присвоено наименование Октябрьский вагоноремонтный завод.

Первые отечественные грузовые вагоны — четырехосные

В 1846 г. Александровский завод начал выпускать вагоны для Петербург-Московской дороги. Хотя в те годы заводом руководили американцы, однако техническая политика в области вагоностроения во многом определялась отечественными специалистами. Так, еще в 1843 г. Техническая комиссия при Департаменте железных дорог определила тип и конструкцию вагонов. В своем постановлении она отдала предпочтение четырехосным вагонам, которые по сравнению с двух- и трехосными при одинаковом объеме кузова имели меньшую удельную массу, представляли меньшую опасность при изломе оси, были более устойчивы и меньше расстраивали путь. Комиссия установила, что вместимость грузовых вагонов должна быть до 8 т, диаметр колес — 914 мм, диаметр оси посередине — 82,5 мм и в шейке — 63,5 мм. Материал колес — термообработанный чугун повышенной твердости. В 1844 г. Техническая комиссия определила максимальные размеры кузова крытого вагона и платформы, указав, что вагоны необходимо строить точно по чертежам, причем металлические части должны быть взаимозаменяемы. Из лесоматериалов рекомендовались сосна, дуб, вяз.
Первый крытый вагон Петербург-Московской дороги
Первый крытый вагон Петербург-Московской дороги
Предусматривалось проведение испытания осей и колес. Испытанию должны были подвергаться 2—3 % всей партии осей на излом для определения структуры металла. Испытания заключались в бросании оси с высоты 9,1м в твердую поверхность и в ударе по оси молотом (бабой) массой 190 кг. Чугунные колеса испытывали ударом бабы массой 22 кг, падающей с высоты 0,9—2,4 м.
Первые крытые вагоны имели две двухосные тележки. Все несущие элементы кузова делали деревянными из-за недостаточного производства металла в стране.
Рама кузова крытого вагона состояла из продольных и поперечных брусьев. Основными продольными брусьями являлись боковые, которые одновременно служили нижними обвязками боковых стен. Боковые брусья соединяли между собой шестью поперечными: двумя концевыми, двумя шкворневыми, расположенными над серединами тележек, и двумя дверными, т. е. размещенными у основания дверных стоек. Кроме того, в средней части рамы, между боковыми брусьями располагали дополнительные боковые брусья. Они доходили только до шкворневых брусьев. Длина рамы составляла 7990 мм.
Боковая стена высотой 1785 мм имела 10 стоек (две угловые, две дверные, две шкворневые и четыре промежуточные), четыре раскоса, обеспечивавших жесткость стены, и верхний обвязочный брус, соединявший верхние концы стоек. Их нижние концы были соединены боковым брусом рамы.
Торцовая стена имела три стойки, расположенные между угловыми. Кузова обшивали досками толщиной 25 мм, шириной 175 мм, их располагали горизонтально с внутренней стороны вагона, прибивая к стойкам гвоздями. Пол также составляли из досок толщиною 50 мм. Крыша имела дуги и деревянную обшивку, покрытую плотной просмоленной парусиной. На парусину наносили слой смолы, посыпанной песком и обмазанной густым раствором извести.
По середине боковых стен ставили двустворчатые двери, отворяющиеся наружу. Запирались они с помощью бруса, который при закрывании дверей поворачивался и заходил своими концами за скобы, укрепленные на дверных стойках. Люков у вагона не было. Объединенные ударно-тяговые приборы обеспечивали сцепление вагонов между собой, а также передачу продольных сжимающих и растягивающих усилий. Приборы располагали по центру на концевых брусьях рамы и стягивали друг с другом двумя боковыми болтами, проходившими по всей длине вагона. Надобности в боковых буферах не было.
Вагон был оборудован тормозным устройством с ручным приводом. Тормозные колодки изготовляли из осины. Она хорошо удерживала влагу и трудно загоралась. Колодки обхватывали чугунными башмаками, размещая их с внутренней стороны колес (одностороннее торможение). Привод тормоза осуществлялся цепью, снабженной храповиком и собачкой; штурвальное колесо размещали на тормозной площадке, имевшей сиденье для кондуктора-тормозильщика. Грузоподъемность вагона составляла 8,2 т, тара 7,8 т. Конструкция рамы, ходовых частей, ударно-тяговых приборов и тормозного устройства платформы была аналогичной устройству крытого вагона.
Кроме крытых, завод выпускал четырехосные платформы.
Платформа имела шпренгельное подкрепление боковых балок рамы, что являлось рациональным инженерным решением. Она была оборудована стойками, ограничивающими размещение длинномерных грузов. Борта у платформы отсутствовали.
Первая платформа Петербург-Московской дороги
Первая платформа Петербург-Московской дороги
Другие платформы строили с постоянными или откидными бортами без стоек. Доски пола настилали непосредственно на раму или на поперечные и продольные бруски. Ширина рамы составляла 2820 мм, площадь пола — 22,5 м2, грузоподъемность платформы — 10 т, тара — 6т.
Четырехосные вагоны, построенные Александровским заводом, благодаря своим достоинствам успешно эксплуатировались на Петербург-Московской железной дороге. Однако им были присущи и недостатки: максимальная статическая нагрузка от колесной пары на рельсы составляла 40 кН, т.е. 4 тс вместо 10 тс, на которые был рассчитан рельсовый путь дороги; технический коэффициент тары (в дальнейшем — коэффициент тары), т. е. отношение тары к грузоподъемности, у крытого вагона составлял 0,95 и у платформы 0,6.
Снижения этого коэффициента, характеризующего технико-экономическую эффективность вагона и повышение нагрузки от колесной пары на рельсы, можно было достичь путем замены деревянных деталей металлическими в основных несущих элементах кузова и его рамы. Однако металла в России тогда выплавлялось мало, в связи с чем целесообразно было строить двухосные вагоны.

Первые грузовые двухосные вагоны

На Варшаво-Венской дороге, сооружавшейся одновременно с Петербург-Московской и открытой для движения в 1848 г., стали применять двухосные вагоны, закупленные в Бельгии. Они отличались малой нагрузкой от колесной пары на рельсы (12—15 кН), не имели тормозных площадок.
В 1851т. было начато строительство Петербург-Варшавской дороги протяженностью 1100 км, паровозы и вагоны для которой решили строить в России, на заводе герцога Лейхтенбергского в Петербурге. Однако начавшаяся вскоре Крымская война приостановила строительство Петербург-Варшавской дороги и деятельность Лейхтенбергского завода.
Постройка этой магистрали возобновилась в 1857 г., а оборудование Лейхтенбергского завода было перенесено в мастерские дороги, где строить вагоны было практически нельзя. Их приобретали за границей (в Англии, Германии, Бельгии и Франции).
Грузовые вагоны западно-европейской постройки были двухосными бестележечными. Колеса имели стальные бандажи, насаженные на спицевые центры. Ударно-тяговые приборы — раздельные, т. е. состояли из четырех упругих буферов, расположенных попарно у краев концевых брусьев (и потому названных буферными), и винтовой упругой сцепки. Сцепку располагали по продольной оси рамы кузова. В случае ее обрыва нагрузку воспринимали цепи с крюками. Двери кузова крытого вагона были одинарными, задвижными (перемещались вдоль боковых стен). Часть вагонов имела ручной тормоз с рычажно-винтовым приводом.
Коэффициент тары двухосного крытого вагона составлял 0,79, т.е. был существенно лучше, чем у описанного выше четырехосного вагона Александровского завода.
Для удобства передачи нагрузки от кузова на колесные пары боковые брусья располагали над шейками осей. Чтобы получить большую ширину кузова, его боковые стены были вынесены наружу, они опирались на боковые брусья при помощи кронштейнов.
Для перевозки грузов, не требующих защиты от атмосферных осадков, а также скота в России строили открытые вагоны. Рама кузова такого вагона была деревянной. Боковая стена имела 9 стоек, нижние концы которых вдалбливали в нижний обвязочный брус. Угловые стойки опирались на буферные брусья, а остальные, промежуточные — на поперечные лежни, расположенные на раме. Двустворчатые двери размещались в боковых или торцовых стенах. Рессоры — листовые, прикрепленные к боковым брусьям рамы посредством серег. Такие вагоны были нетормозными.
Дрова и балласт перевозились в вагонах с кузовом небольших габаритных размеров (длина 3660—6400мм, высота 1200— 1500 мм). Решетчатые стены имели створчатую дверь. Вместо обычных упругих буферов использовались выступающие концы боковых брусьев рамы кузова. При погрузке балласта нижние доски боковых стен снимали, а буксы прикрывали брезентовыми фартуками. Такой вагон-решетка получил название вагон-трюк. Перевозка балласта, грунта и других грузов осуществлялась также в коротких платформах-трюках с откидывающимися продольными бортами и неподвижными торцовыми.
Кроме этих платформ, на Петербург-Варшавской дороге обращались обычные платформы с неподвижными, а затем откидными бортами. Длина пола у них составляла 6450 мм, а ширина — 2800 мм. В 1860 г. на некоторых платформах деревянные боковые брусья рамы заменили стальными балками швеллерной формы. Рессоры были листовыми.
Благодаря меньшему, чем у четырехосных вагонов, коэффициенту тары двухосные вагоны получили широкое распространение на дорогах России. Александровский завод также перешел на постройку таких вагонов, а выпущенные ранее четырехосные конструкции, начиная с 1863 г., переделывали в двухосные.
Двухосный вагон Петербург-Московской дороги, переделанный из четырехосного
Двухосный вагон Петербург-Московской дороги, переделанный из четырехосного
Строившиеся Московско-Нижегородская, Московско-Ярославская, Московско-Рязанская, Московско-Курская и другие железные дороги приобретали только двухосные грузовые вагоны с раздельными ударно-тяговыми приборами (боковые буфера и центральные тягово-сцепные устройства). Петербург-Московская железная дорога в 1863—1870 гг. переоборудовала свои вагоны, поставив на них раздельные ударно-тяговые приборы, что способствовало переходу вагонов с одной дороги на другие.

Бесперегрузочное сообщение и нормализация вагонов. Вагоны Ковровских мастерских

В 1862 г. в России имелось семь железных дорог — все с одинаковой шириной колеи 1524 мм. Однако перевозки начинались и заканчивались в пределах одной, «своей» дороги. Если грузы должны были следовать по нескольким дорогам, то на конечной станции одной дороги они из вагонов выгружались, перевозились лошадьми на станцию другой дороги, грузились в ее вагоны и следовали дальше.
Причем станции этих дорог не всегда примыкали друг к другу. Подобные пересадки осуществляли и пассажиры. Такая нерациональная организация перевозок существовала не только в России, но и в других странах.
Было очевидно, что вместо перегрузки груженого вагона лучше передать его соседней дороге для дальнейшего следования по назначению. Но на это дороги не решались, хотя в отдельных случаях между железными дорогами заключались соглашения о бесперегрузочном сообщении.
В 1857 г. образовалось Главное общество Российских железных дорог, под руководством которого в 1862 г. было закончено строительство Петербург-Варшавской магистрали, и в том же году открыто движение на Московско-Нижегородской дороге. В 1868 г. Главное общество приобрело Петербург-Московскую дорогу. Все эти три магистрали, связанные между собой в Московском и Петербургском узлах, осуществили в 1869 г. переход вагонов с дороги на дорогу. Таким образом, начало бесперегрузочного сообщения осуществлено впервые в мире в нашей стране. В 1889 г. было введено в законодательном порядке «Общее соглашение о взаимном пользовании товарными вагонами», которое определило единый порядок перехода грузовых вагонов с дороги на дорогу, способ ремонта вагонов и ответственность дорог за каждый вагон. В 1913 г. это Соглашение было распространено и на пассажирские вагоны, причем в нем регламентировались конструкция и размеры основных частей вагонов (оси колесных пар, буксы и др.).
Организации бесперегрузочного сообщения способствовало и то, что еще 18 марта 1860 г. в нашей стране впервые в мире были введены единые, обязательные для всех железных дорог габариты приближения строения и подвижного состава. Эти габариты выгодно отличались от габаритов зарубежных дорог; они позволяли создавать вагоны с наибольшей вместимостью кузова на единицу длины, а также с увеличенной погонной нагрузкой, представляющей собой сумму грузоподъемности и тары вагона, приходящуюся на единицу длины вагона.
Введенное на всех железных дорогах России обезличенное пользование грузовыми вагонами способствовало ускорению доставки грузов, снижению себестоимости перевозок, более эффективному использованию вагонов. В свою очередь бесперегрузочное сообщение выдвинуло необходимость нормализовать парк грузовых вагонов, т. е. создать одинаковые по типу, конструкции и размерам вагоны для всех дорог страны. Ведь в 1875 г. на железных дорогах России имелось 52 000 грузовых вагонов грузоподъемностью 6,5; 8; 9,5 и 10 т; тара их составляла около 6 т. Более половины вагонов было построено немецкими, французскими, английскими и австрийскими заводами по различным чертежам. Крытых вагонов насчитывалось до 50 типов, платформ и полувагонов — около 35 типов, причем все они отличались конструкцией частей и размерами. Например, внутренние размеры кузова крытого вагона составляли: длина 6350—7630 мм, ширина 2565—2743 мм, высота 1955—2635 мм. Такое разнообразие вагонов усложняло их ремонт даже в пределах одной дороги, а после введения бесперегрузочного сообщения вызвало еще большие трудности, так как в ремонтных пунктах необходимо было иметь много различных запасных частей.
Первым шагом к однотипности крытых вагонов явилось распоряжение Министерства путей сообщения (1875 г.), предусматривающее строительство и восстановление поврежденных кузовов только с одинаковыми внутренними размерами: длиной 6400 и шириной 2743 мм. Эти размеры получили название «нормальных», а вагон с такими размерами впоследствии также стали наименовать нормальным вагоном. Введение нормальных размеров обусловливалось необходимостью перевозки солдат в крытых грузовых вагонах: на складах всех дорог хранились доски определенных размеров (вагонное оборудование), которые при подготовке вагонов к перевозкам людей укладывали в вагоны, образуя нары. Эти доски должны были соответствовать внутренним размерам кузова.
Нормальный крытый тормозной вагон
Нормальный крытый тормозной вагон
Большой вклад в создание рациональной конструкции нормального вагона внесли Ковровские мастерские (построены в городе Коврове). Это были центральные мастерские Московско-Нижегородской дороги. Сначала в 1861 г. были построены временные мастерские для ремонта подвижного состава, а в 1862—1864 гг.— постоянные. Они размещались в каменном здании, имели столярное, слесарное и обойное отделения, малярный и лесопильный цехи. В последующие годы мастерские получили дальнейшее развитие; например, в 1890 г. вступил в строй колесно-токарный цех, оборудованный усовершенствованными станками.
Кроме ремонта паровозов и вагонов, Ковровские мастерские занимались строительством новых грузовых и пассажирских вагонов, в том числе оригинальных конструкций.
Крытый двухосный вагон, построенный в 1862 г., имел деревянную раму кузова, на которой было расположено 10 поперечных брусьев. На концы этих брусьев опирались нижние обвязочные брусья боковых стен с вдолбленными стойками. Настил пола состоял из досок толщиной 50 мм, уложенных вдоль вагона и опиравшихся на поперечные брусья. Стены были обшиты досками толщиной 25 мм. Кровля — парусиновая на смоле. Вагон имел четыре буфера. Для лучшей передачи продольных сжимающих усилий рама кузова имела раскосы. Упряжь — сквозная, стержни крюков, проходящие вдоль всего вагона, соединены в центре. Там же расположен тяговый аппарат. Грузоподъемность 10 т, тара нетормозного вагона 6,2 т, тормозного —6,7 т.
В 1870—1873 гг. Ковровские мастерские строили крытые вагоны более совершенной конструкции. Для опоры боковых стен и настила пола не 15 требовалось поперечных брусьев. Угловые стойки боковых стен опирались на концы буферных брусьев, а промежуточные стойки — на выносные кронштейны, прикрепленные к боковым брусьям рамы кузова. Доски пола укладывали поперек вагона. Вверху боковых стен размещались застекленные окна или люки, закрывавшиеся откидными стальными крышками изнутри вагона. Дверь перемещалась по направляющим. В некоторых вагонах деревянные брусья рамы кузова для повышения их жесткости и прочности подкреплялись шпренгелями.
В 1872 г. Ковровские мастерские выпустили первый грузовой вагон, в котором деревянные боковые брусья рамы были заменены стальными балками. Замена деталей из дерева более прочным материалом не потеряла своего значения и сегодня.
Длина кузова тормозного и нетормозного вагона в рассматриваемой конструкции была одинаковой. Тормозная площадка размещалась на конце вагона с удлиненной консолью, она имела ширину 490 мм. Ступеньки тормозной площадки опирались на кронштейны (косоуры). Тормоз — одностороннего действия, колодки — чугунные. Грузоподъемность вагона 10 т, тара 6,8 т. Описанный тип вагона Ковровских мастерских впоследствии и был принят за основу «нормального» вагона.
Уместно отметить, что двухосные крытые вагоны, выпускавшиеся Александровским заводом в 1874—1875гг., имели деревянную раму кузова. Боковые стены снабжались раскосами, их люки закрывались деревянными задвижками. Менее совершенными были грузовые вагоны постройки Коломенского завода. Однако здесь создавались и прогрессивные конструкции вагонов. Так, после семилетних исследований для балок рамы кузова был выбран коробчатый профиль (швеллер), получивший в дальнейшем широкое распространение в вагоностроении.
Деревянную раму, приспособленную к установке сквозной упряжки, имели крытые вагоны, строившиеся в значительном количестве (1881 г.) мастерскими Петербург-Варшавской дороги.
Большое значение для совершенствования конструкций вагонов, их ремонта и технического содержания имели съезды инженеров. Состоявшийся в 1884 г. VII совещательный съезд инженеров службы подвижного состава и тяги железных дорог России рассмотрел чертежи и технические условия на постройку грузовых вагонов. Особое внимание инженеров съезда привлекли чертежи крытых вагонов с нормальными размерами, разработанные Юго-Западными дорогами. В результате по этим чертежам было построено свыше 1000 крытых вагонов и платформ. Тогда же были рассмотрены конструкции вагонов, созданных Ковровскими мастерскими и построенных на других предприятиях.
Грузоподъемность крытых вагонов и платформ устанавливалась 12,5 т, размеры пола кузова тормозного и нетормозного вагонов — одинаковые, боковые балки рамы кузова — из швеллера. Дверь — задвижная, плотно закрывающая дверной проем. Рессоры — из стальных листов желобчатого профиля. Кровля крытого вагона — стальная, уложенная на сплошную деревянную обшивку. Тормозные площадки — крытые, сквозные, с широкими удобными ступеньками. Платформы — только с откидывающимися бортами, без стоек, мешающих погрузке. Оставлены без изменения расстояние между центрами буферов, их высота над уровнем рельсов, расстояние между внутренними гранями бандажей, их ширина и толщина, а также размеры винтовой стяжки для сцепления вагонов, кроме того, 20 % вагонов должны быть тормозными.
Эти рекомендации VII совещательного съезда реализовались заводами и железными дорогами при постройке вагонов. Совершенствованием типажа и конструкции вагонов занимались и последующие совещательные съезды инженеров службы подвижного состава и тяги (XII, XIV, XVII, XVIII, XIX, XXI, XXII, XXIII, XXIV съезды). В 1892г. крытые вагоны и платформы нормального типа были введены в законодательном порядке для всех государственных и частных железных дорог. В результате Россия явилась единственной страной в мире, располагающей 120—140 тысячами вагонов одного для всех дорог типа, что имело огромное значение, поскольку значительно упрощались ремонт и эксплуатация вагонов.
Конструкция нормального вагона была для своего времени рациональной. Это подтверждалось также и тем, что грузоподъемность его последовательно увеличивалась: с 12,5 (1891 г.) до 15 т (1905 г.), 16,5 (1911 г.) и 18 т (1933 г.). Грузоподъемность росла лишь за счет усиления рессорного подвешивания и осей колесных пар, несущие элементы кузова и его рамы оставались прежними.
Деятельность Ковровских мастерских в развитии отечественного вагоностроения была высоко оценена. В 1870 г. мастерские участвовали в Петербургской мануфактурной выставке и были удостоены высшей награды — Государственного герба. На I Всероссийской политехнической выставке им присуждена Золотая медаль. В 1882 г. мастерские принимали участие в Московской промышленно-художественной выставке.
Рабочие Ковровских мастерских боролись с произволом властей. В феврале 1887 г. они участвовали в стачке по поводу введения несправедливых условий найма рабочих, в июле 1890 г. — в забастовке протеста против вычетов в ссудо-сберегательные кассы. В 1903 г. разрозненные кружки и группы объединились в крупную социал-демократическую организацию. В 1905 г. рабочие мастерских присоединились к московскому вооруженному восстанию.

Открытые вагоны

В 1870 г. Александровский завод строил двухосные нетормозные платформы с наружными продольными брусьями сечением 140 X 500 мм. Выступая на 290 мм над поверхностью пола, они образовывали постоянные продольные борта. Поперечных бортов не было. Длина пола составляла 7945 мм, ширина — 2505 мм.
В 1874 г. появились турникетные (две сцепленные) платформы, предназначенные для перевозки длинномерного груза, который не размещался на одной платформе. По середине каждой из двух платформ имелся неподвижный поперечный брус, в центре которого располагался шкворневой подпятник, а по концам — опоры для ползунов. Над неподвижным брусом находился поворотный брус, опиравшийся на него пятником и ползунами. Длинномерные грузы, укладываемые на поворотные брусья сцепленных платформ, удерживались от смещения стальными стойками, шарнирно соединенными с концами поворотных брусьев. Такое крепление стоек позволяло откидывать их при погрузке, облегчая эту операцию. Затем стойки ставили в вертикальное положение и вверху соединяли цепью. При движении платформ по кривым участкам пути опоры груза могли поворачиваться относительно неподвижных поперечных брусьев. Подобные поворотные устройства имеют и современные турникетные платформы.
При переделке четырехосных платформ, построенных Александровским заводом, в двухосные на раме устанавливали два дополнительных про- Дольных бруса, к которым крепили буксовые лапы и кронштейны рессор, опирающихся на буксы. Такие платформы (с полом длиной 7977 и шириной 2820 мм) были без бортов, а продольные наружные брусья имели скобы, в которые вставляли стойки при перевозке лесоматериалов.
Двухосная тормозная платформа
Двухосная тормозная платформа
На рисунке выше показана конструкция одной из двухосных тормозных платформ, строившихся в России, начиная с 1867 г. Рама платформы, подобная раме крытого вагона, состояла из деревянных брусьев. Обвязочные брусья высотой 216 мм играли роль неподвижных продольных бортов. Поперечные борта были откидными. Опорами для длинномерного груза служили два поперечных бруса высотой 180 мм, расположенные над осями колесных пар. Для установки стоек, используемых при перевозке лесоматериалов, в полу были предусмотрены отверстия квадратного сечения, армированные стальным листом. На продольных бортах имелись кольца, предназначенные для крепления грузов. Размещенная по всей ширине вагона тормозная площадка — открытая, без будки, но с торцовой стеной высотой 1054 мм.
Стальные балки в рамах платформ впервые появились в 1878 г. Сначала они имели двутавровое сечение высотой 235 мм, а затем швеллерное.
В 1878 г. на Коломенском заводе была построена двухосная платформа со стальными боковыми балками рамы швеллерного профиля, подкрепленными шпренгелями. Десять поперечных деревянных брусьев рамы крепили к швеллерам угольниками. Угольники с металлическими балками были соединены заклепками, а с деревянными брусьями — болтами и гайками. База этого вагона (расстояние между центрами осей колесных пар) составляла 4980 мм, тара — 5,1 т.
В 1881 г. была построена первая трехосная платформа, средняя колесная пара которой могла перемещаться в поперечном направлении, что облегчало движение по кривым участкам пути. Грузоподъемность такой платформы равнялась 15 т, тара — 7,2 т, база — 5714 мм. Трехосные платформы широкого распространения не получили.
С 1892 г. все платформы строили только нормального типа. Конструкция их рамы, ходовых частей, ударно-тяговых приборов и деталей тормоза была аналогичной описанной выше конструкции крытого нормального вагона. Длину пола нормальной платформы по решению XVII совещательного съезда инженеров службы подвижного состава и тяги приняли равной 9150 мм (30 футов), а внутреннюю ширину — 2743 мм, т. е. оставили такой же, как у нормального крытого вагона. Ранее построенные платформы с длиной пола 8540 мм , (28 футов) также относились к платформам нормального типа.
Для перевозки сыпучих грузов, главным образом угля, строили открытые вагоны с невысокими стенками кузова и без крыши, обычно называемые полувагонами. По сравнению с крытыми вагонами они были более удобны при погрузке, особенно с эстакад, имели меньшую тару, меньшую стоимость изготовления, отличались простотой ремонта. Первые (с 1861 г.) полувагоны строили без верхних обвязочных брусьев боковых стен, двери открывались (откидывались) вниз, что было удобно для загрузки полувагона с помощью тачек. Впоследствии полувагоны строили с верхними обвязочными брусьями. Одни из них имели двери, поднимавшиеся вверх, у других двустворчатые открывались наружу. Длина кузова первых полувагонов была 4000—4600 мм, внутренняя ширина 2100—2230 мм, высота 1000—1100мм. Объем кузова 8—10 м3. Грузоподъемность полувагона составляла 8,5 т, а затем достигла 10 т. Тара равнялась 4,5—5,2 т.
Также как и крытые вагоны того времени, полувагоны имели деревянную раму, стойки боковых стен, опиравшиеся на буферные брусья и на кронштейны, рессоры — из листовой стали прямоугольного сечения. У тормозных полувагонов открытое сиденье для кондуктора-тормозилыцика располагалось выше стен кузова, не занимая полезную длину вагона.

Вагоны-цистерны, изотермические и специальные вагоны

Развитие нефтяной промышленности и, в частности, необходимость перевозки бакинского керосина от волжских пристаней внутрь страны обусловили появление вагона нового типа — цистерны. Кузовом этого вагона являлся горизонтально расположенный цилиндрический котел с колпаком наверху и сливными трубами внизу, имеющими запорные устройства. Цистерны загружали через люк в колпаке, закрывавшийся крышкой, а сам колпак являлся дополнительным резервуаром в случае увеличения объема груза при повышении температуры.
Цистерны впервые появились на железных дорогах России в 1863 г. Они были заграничной постройки. В 1872 г. железнодорожные мастерские
Московско-Нижегородской и Грязе-Царицинской дорог начали строить отечественные цистерны.
Первые цистерны были двухосные. Они имели котел диаметром 1360— 1500 мм и длиной 5000 мм и больше. Объем цилиндрической части котла составлял 8—10 м3, колпака — 0,3— 0,4 м3. Грузоподъемность равнялась 8—11 т, тара 5,00—6,25 т. Раму изготовляли из дубовых брусьев. Котел располагали на 6—8 поперечных брусьях, имевших цилиндрическую форму опорной поверхности. Концы поперечных брусьев были соединены двумя продольными брусьями, которые также являлись опорами котла. Для предотвращения продольного сдвига котла его посредством 4—5 пар угольников соединяли с продольными брусьями. Угольники приклепывали к котлу, а с продольными деревянными брусьями соединяли болтами и гайками. Котел изготовляли из стальных листов, соединенных друг с другом заклепками. Ходовые части, ударно-тяговые приборы и тормоза были такими же, как у описанных выше крытых вагонов.
Нормализация парка грузовых вагонов коснулась и цистерн. На основе наиболее совершенных образцов был выработан нормальный тип цистерны, который имел раму, ударно-тяговые приборы, ходовые части и детали тормоза нормального крытого вагона. Котел, включая колпак, имел объем 15,5 м3. Грузоподъемность цистерны зависела от плотности перевозимого груза: при керосине она равнялась 12,5 т, при нефти — 14 т, при тяжелых маслах и воде — 15т. Тара нетормозной цистерны составляла 7,5 т.
Котел изготовляли из пяти поперечно расположенных листов (обечаек), цилиндрического колпака, размещенного на средней обечайке, и двух выпуклых днищ. Все эти элементы соединяли внахлестку заклепками. Внутренний диаметр котла равнялся 1760 мм, длина цилиндрической части — 5900 мм, общая длина котла '— 6247 мм.
Тормозная площадка помещалась сбоку цистерны. Вначале ее выполняли закрытой, а затем — открытой, так как тормозные будки часто повреждались. Тара тормозной цистерны составляла 8,5 т. Объем котла тормозной и нетормозной цистерн был одинаков. Цистерна имела нижний сливной прибор. Если же она предназначалась для перевозки бензина, то такого прибора не делали, поскольку он не гарантировал постоянной герметичности, а значит, и безопасности перевозки: при течи бензина он мог легко воспламениться. Поэтому в бензиновых цистернах применялся верхний слив через люк колпака при помощи сифона и насоса.
Перевозки скоропортящихся грузов, для сохранения которых необходим определенный температурный режим, потребовали строительства изотермических вагонов, отличающихся теплоизоляцией кузова и наличием устройств для охлаждения груза, а иногда и приборов вентиляции.
Первые изотермические вагоны с ледяным охлаждением (вагоны-ледники) появились в России в 1862 г., раньше, чем в США.
Нормальный изотермический вагон, приспособленный для перевозки мороженой рыбы, имел кузов с двойной обшивкой (наружной и внутренней) стен, крыши и пола. Между этими обшивками помещали изоляционный материал (картон, войлок и т. п.) или оставляли воздушную прослойку. Двери — двустворчатые, открывающиеся наружу. Летом в кузов загружались металлические короба со льдом. Устройств вентиляции вагон ие имел. Видимый снаружи термометр указывал температуру в кузове.
Нормальный изотермический вагон
Нормальный изотермический вагон
Изотермические вагоны без ледяного охлаждения, но с интенсивной вентиляцией использовались для перевозки фруктов, и их часто называли фруктовыми.
Кроме вагонов, пригодных для перевозки скоропортящихся грузов широкой номенклатуры, имелись специальные изотермические вагоны, предназначенные для транспортирования пива, молока, масла, минеральных вод и др. Они имели различные системы охлаждающих и вентилирующих устройств, а иногда и печи для отопления вагона.
В 1870 г. Ковровские мастерские построили вагоны для перевозки живой рыбы. В кузовах вагонов в один или два этажа размещались баки с водой, наливаемой через воронки, выходившие на крышу. Для спуска воды имелись вентили. Зимой в кузовах устанавливались печи.
Для ремонта вагонов на месте в случае крушения, а также в пунктах не имевших стационарных ремонтных устройств, Александровский завод в 1847 г. начал строить вспомогательные вагоны, в крытой части которых помещали верстаки, переносный горн, инструмент и приспособления для подъема вагона, сошедшего с рельсов. На открытой части (платформе) находились запасные колесные пары. Впоследствии вспомогательные поезда формировались из крытых вагонов-мастерских и платформ с находящимися на них колесными парами, шпалами и другими запасными частями.
В качестве багажных и материально-раздаточных использовали крытые вагоны. Такой вагон имел отделение для кондукторов, рассчитанное на 4—12 человек. Обшивка кузова была двойной и в нем помещалась печь. В вагонах первого выпуска двери размещали на боковых стенах, а в дальнейшем — на торцовой стене с выходом на тормозную площадку.
В 1859 г. Александровский завод начал строить открытые вагоны для перевозки экипажей, карет, военных санитарных фургонов, походных кухонь, артиллерийских двуколок. Подобные вагоны эксплуатировались и на Петербург-Варшавской дороге, начиная с 1863 г. Вагон представлял собой платформу с откидными торцовыми бортами и неподвижными боковыми. Последние имели стойки, обвязочные брусья, обшивка отсутствовала.
Для перевозки лошадей, начиная с 1859 г., строили специальные вагоны. Созданный в 1864 г. крытый вагон был рассчитай на размещение трех-четырех лошадей, фуража и проводников. Широкая дверь на торцовой стене состояла из двух половин. По нижней, открывающейся вниз, проводили лошадей в кузов; верхняя, двустворчатая, отворялась наружу и предназначалась для вентиляции кузова.
Для перевозки крупного скота (12 голов) на Александровском заводе в 1860 г. был построен четырехосный вагон, отличавшийся большой длиной (15 145 мм); он имел четыре двери в боковых стенах. На Юго-Западных дорогах имелись двухъярусные вагоны для перевозки мелкого скота (1882 г.). Существовали также специальные вагоны для перевозки живой птицы.
В 1859 г. на Александровском заводе был построен вагон для перевозки пороха и других взрывчатых веществ. Кузов его, покрытый снаружи стальными листами, не имел выступающих частей, а внутри был обшит войлоком и цинковыми листами, укрепленными медными гвоздями.
Московско-Нижегородская дорога имела вагоны для перевозки пороха и других особенно опасных грузов (1872 г.). Стальной кузов таких вагонов разделялся перегородкой пополам. В каждом отделении было по две металлические двери.
Предшественником современных вагонов с опрокидывающимся кузовом является балластный вагон, построенный в 1868 г., т. е. задолго до появления думпкаров в США. Для высыпания груза кузов мог наклоняться как в одну, так и в другую сторону. Вагон имел небольшую длину, объем кузова составлял 3 м3, тара вагона — 2т.
На строительстве железных дорог в 1860—1880 гг. широко применялись платформы для перевозки балласта. Они имели малую длину (платформы-трюк) и неупругие буфера. На боковых брусьях рамы находились крюки, к которым можно было присоединять лошадиную упряжь. Торможение осуществлялось распором рычагов, передающих усилие только на одно колесо каждой колесной пары. Грузоподъемность таких платформ достигала 10 т, тара составляла 3,5 т.
На всех железных дорогах эксплуатировались вагоны для проверки станционных весов. Они представляли собой платформу малой длины (5640—6400 мм), нагруженную обрезками рельсов определенного веса. Например, вес брутто платформы, построенной Варшавскими железнодорожными мастерскими в 1883 г., составлял 19 556 кг.
К первым специальным вагонам грузового парка относятся также вагоны: пожарные с инструментом и обозом (1870 г.); для перевозки воды с деревянными баками (1872 г.); бани (1874 г); для перевозки древесного угля с высокими кузовами (1878 г.); санитарные (1882 г.); для перевозки спирта (1885 г.); временно мясные и временно фруктовые; вагоны-лавки; вагоны-кухни; для перевозки серной кислоты; для перевозки хлористого цинка; шпалопропиточные; для перевозки смолы; для перевозки гашеной извести; вагоны-мастерские; вагоны-габариты; для ремонта сигналов; для ремонта телеграфа; вагоны-теплушки и др. И все же парк грузовых вагонов, построенных в 1846—1892 гг., состоял в основном из универсальных крытых и платформ.
Первый вспомогательный вагон
Первый вспомогательный вагон
К первым предприятиям, занимавшимся в описываемый период вагоностроением, кроме Александровского завода, Ковровских мастерских Московско-Нижегородской дороги и мастерских Юго-Западных железных дорог, следует отнести также: машиностроительный завод Виллиамса и Бухтеева в Москве, начавший строить грузовые вагоны в 1865 г. (в 1866 г. завод получил заказ на 1900 грузовых вагонов); машиностроительный завод Бремме и Левестама в Москве, получивший в 1866 г. заказ на 1400 грузовых вагонов; завод братьев Струве, построенный в 1863 г. около г. Коломны, названный впоследствии Коломенским заводом.
Вагон с опрокидывающимся кузовом
Вагон с опрокидывающимся кузовом
В первые годы эти три частных завода оси, колеса, бандажи и рессорную сталь покупали за границей, так как отечественные предприятия их не производили. В семидесятых годах к вагоностроению приступили 10 предприятий: завод Кулешова в Москве, построивший в 1869—1870 гг. 480 грузовых вагонов, но затем прекративший вагоностроение; завод Лильпоп и Рау в Варшаве, начавший строить грузовые вагоны в 1870 г.; Комиссаровская техническая школа в Москве, выпускавшая по 500 грузовых и 100 пассажирских вагонов в год, начиная с 1870 г.; Мальцевский завод в Радице, близ Брянска, строивший, начиная с 1870 г., по 500 грузовых вагонов в год, а впоследствии по 1500 единиц; завод Шарле и Циппена в Риге, на чавший производство грузовых вагонов в 1870 г. в объеме 650 единиц. В последующие годы этот завод назывался Русско-Балтийским и стал крупнейшим вагоностроительным предприятием страны; Сампсоньевский завод в Петербурге, начавший в 1871 г. строить по 200 вагонов в год; завод Глостера в Риге, построивший за 1871 — 1872 гг. 378 вагонов; завод Струбинского в Петербурге, построивший в 1873 г. 121 грузовой и 60 пассажирских вагонов; Сормовский завод, расположенный близ Нижнего Новгорода, начавший вагоностроение в 1872 г.; Путиловский завод в Петербурге, начавший строить вагоны в 1874 г.
Перечисленные заводы выпустили большое количество грузовых вагонов, что позволило прекратить их ввоз из-за границы.
Краткие выводы. Для первой Петербург-Московской железной дороги вагоны строили на Александровском заводе. Они были четырехосными. Создание и дальнейшее совершенствование вагонов неразрывно связано с развитием железных дорог в России. При ограниченном в стране производстве металла технико-экономические показатели вагонов улучшали за счет применения двухосных конструкций.

Рекомендовать эту статью

Термины, пояснения и исторические справки

Новости из интернета

  

Места на карте, упоминающиеся на сайте 1520mm.ru

Будьте в курсе наших новостей


© 2002—2017 Nicos
Страница сгенерирована за 0,0077 сек.
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика