Важнейшая дата в истории железных дорог

 

По теме "СССР"

Cпециальные проекты

Реклама

Партнеры и спонсоры

Что еще?

Приём работников железнодорожного транспорта в Кремле 30 июля 1935 года

В истории советского железнодорожного транспорта есть одно замечательное событие, отмеченное установлением ежегодного Всесоюзного дня железнодорожника. Это событие— приём работников железнодорожного транспорта в Кремле 30 июля 1935 года.
В этот день в Кремле товарищ Сталин говорил о решающем значении железнодорожного транспорта для существования и развития такого громадного по размерам своей территории государства, как наше советское государство. Он говорил, что существование и развитие нашего государства, превосходящего по своим размерам любое государство мира, в том числе и Англию с её колониями (не считая доминионов), немыслимо без налаженного железнодорожного транспорта, связывающего громадные области нашей страны в одно государственное целое. Он говорил, что развитие народного хозяйства такого громадного государства невозможно без налаженного железнодорожного транспорта, связывающего и цементирующего в одно хозяйственное целое очаги и центры промышленности с областями и районами сельского хозяйства, дающего им сырьё и продовольствие. Англия как государство была бы немыслима без первоклассного морского транспорта, связывающего в единое целое её многочисленные территории. Точно так же СССР как государство был бы немыслим без первоклассного железнодорожного транспорта, связывающего в единое целое его многочисленные области и районы. В этом, — говорил товарищ Сталин, — великое государственное значение железнодорожного транспорта в СССР.
Он говорил о великой чести для каждого работать на транспорте, о работниках, которые поняли значение транспорта и кладут свой труд на алтарь своей Родины. Чтобы реализовать решающую и всеобъемлющую роль железнодорожного транспорта, требуются прежде всего слаженность всех частей и их работа в строго определённом порядке. Это и есть то, что называется дисциплиной на транспорте.
Товарищ Сталин говорил о том, что есть у железнодорожников работники на больших постах и работники, стоящие на небольших постах, но нет на транспорте людей ненужных или незначительных. Начиная от самых больших руководителей и кончая «малыми» работниками вплоть до стрелочника, вплоть до смазчика, вплоть до уборщицы, — все велики, все значительны, ибо транспорт является конвейером, где важна работа каждого работника, каждого винтика. —Когда вы это поймёте, товарищи железнодорожники, — говорил товарищ Сталин, — когда вы установите слаженность всех частей, всех работников в механизме транспорта, — это и будет настоящая большевистская дисциплина.
Встреча с товарищем Сталиным произвела огромное впечатление на всех советских железнодорожников. Очень хорошо рассказывает об этом один из приглашённых в Кремль, машинист Иванов:
«Я был приглашён 30 июля 1935 года вместе с другими железнодорожниками в Кремль. Мы собрались в огромном Георгиевском зале. Стояли группами; каждый из нас находился в каком-то радостном возбуждении.
В зал вошёл товарищ Сталин.
Трудно рассказать, что мы пережили в эти минуты. Лично о себе скажу, что я ещё никогда не переживал такой радости.
Сталин говорил о транспорте, о наших железных дорогах, о наших паровозах, о наших железнодорожниках. Каждое слово его глубоко западало в память.
Сталин открыл перед нами такие горизонты, что просто дух захватывало. Наша страна — великая железнодорожная держава! А мы, железнодорожники, стоим на ответственном государственном посту. Мы цементируем великую страну, связываем её города и сёла, её грандиозное хозяйство в одно целое.
...Дома у меня висит карта страны. Я подолгу разглядываю её.
Густыми радиусами расходятся от Москвы тонкие разноцветные нити. Это стальные пути. Они пересекают страну вдоль и поперёк. Если бы сверху охватить взглядом нашу родину, мы увидели бы бесконечные вереницы товарных поездов, которые день и ночь движутся по нашей земле.
Некоторые молодые железнодорожники жалуются, что будто скучно им работать на транспорте, негде проявить своё геройство. Я тоже раньше так думал, но после речи товарища Сталина, после того как меня наградили орденом Ленина, я понял, что честно выполнять свой государственный долг, работать без аварий, работать как часы, — и есть героизм.
Я шагаю по улицам Москвы. На моей форменной фуражке блестит значок с мчащимся вперёд паровозом. Я хочу, чтобы все видели этот значок:
— Я — железнодорожник!»
Автор этого простого и искреннего рассказа, несомненно, глубоко прав и в своей гордости и в своём понимании трудового героизма.
О той же исторической встрече товарища Сталина с железнодорожниками знатный машинист, а ныне начальник Донецкого округа железных дорог, генерал-директор тяги I ранга Пётр Кривонос говорит:
«Выступление товарища Сталина вдохновило всех транспортников на новые трудовые подвиги. Я, например, сразу же, как только узнал у себя в депо о замечательной речи мудрого вождя, провёл тяжеловесный товарный поезд с рекордной по тому времени средней технической скоростью 40 километров в час.
В ноябре 1935 года мне, молодому машинисту комсомольского паровоза, выпала честь быть участником происходившего в Кремле первого Всесоюзного совещания стахановцев. Вспоминая об этом, каждый раз заново переживаю взволнованность тех дней. Но особенно запомнилось и запечатлелось на всю жизнь выступление товарища Сталина.
На первом Всесоюзном совещании стахановцев товарищ Сталин говорил:
«Данные науки всегда проверялись практикой, опытом. Наука, порвавшая связи с практикой, с опытом — какая же это наука? Если бы наука была такой, какой её изображают некоторые наши консервативные товарищи, то она давно погибла бы для человечества. Наука потому и называется наукой, что она не признаёт фетишей, не боится поднять руку на отживающее, старое и чутко прислушивается к голосу опыта, практики».
После совещания многие товарищи были выдвинуты на руководящие посты. Я был назначен начальником Славянского депо Донецкой дороги.
Мне создали все условия для работы на новом посту, для дальнейшей творческой деятельности на благо дорогой советской отчизны. И не только мне. Всем известны имена знатных тружеников страны, воспитанных и выращенных большевистской партией, великим Сталиным. Вчерашние «малые» работники стали теперь командирами транспорта.
К. И. Даниленко, сын слесаря, бывший машинист, — теперь заместитель начальника Донецкого округа железных дорог, Герой Социалистического Труда. Начальником одной из крупнейших в стране Сталинской дороги работает бывший диспетчер Днепропетровского отделения Герой Социалистического Труда Н. Т. Закорко. Бывший слесарь В. Ф. Евсеев — ныне начальник паровозного управления Донецкого округа железных дорог и т. д. Теперь у нас на транспорте работают многие тысячи новаторов». Творческое напряжение, необходимое для разрешения практических задач, постоянно выдвигаемых жизнью перед каждым из нас, требует не меньше страсти, ума и опыта, чем, скажем, разрешение тактической задачи на поле сражения, хотя в памяти нашей подвиг воина живёт дольше и глубже.
История современных войн показала, что ввести срочный поезд в график — дело не менее важное по своим материальным и военным последствиям, чем прямой удар по врагу. Но творческое напряжение лётчика, ведущего самолёт в слепом полёте над территорией врага, сильнее волнует наше воображение, воображение людей, не могущих сделать и двух шагов в темноте без того, чтобы не споткнуться.
Воодушевление героя, творчество изобретателя, искусство мастера, хозяйственная мудрость начальника дороги в их повседневном труде представляются нам несоизмеримо более значительными, чем собственный наш труд. И эта благородная скромность, лежащая в глубине каждого человеческого сердца, пробуждает в нас стойкий интерес к жизни и деятельности этих людей. Мы идём к ним на выучку, на их приверженности к делу воспитываем свою.
Но мы бесполезно исказили бы живую действительность, если бы представили колоссальное дело железнодорожного транспорта как результат творческой деятельности только этих замечательных людей, и мы умалили бы великое дело в его историческом, хозяйственном и культурном значении, если бы не выдвинули впереди отдельных людей, как бы ни были велики их заслуги, всю армию советских железнодорожников как единое и неразрывное целое.
А вот как об этом событии писала газета "Правда" от 2 августа 1935 г. № 211 (6457):
После происходившего 25—29 июля совещания работников железнодорожного транспорта, созванного НКПС по поручению ЦК ВКП(б) и Совнаркома СССР и обсудившего вопросы улучшения использования паровозов и установления твердого графика и расписаний движения товарных поездов, руководители Центрального Комитета ВКП(б) и Правительства Союза ССР приняли для товарищеской беседы участников совещания и работников Московского железнодорожного узла.
Прием состоялся 30 июля в 8 час. вечера в залах большого Кремлевского Дворца. На приеме присутствовало около 400 работников железнодорожного транспорта—начальников дорог, политотделов, служб паровозных и эксплуатации, отделений эксплуатации, паровозных депо, станций, машинистов, ремонтных рабочих, кондукторов, диспетчеров и других.
В 8 час. вечера тт. СТАЛИН, КАГАНОВИЧ, ОРДЖОНИКИДЗЕ, ВОРОШИЛОВ, КАЛИНИН, МИКОЯН и другие наркомы и руководители Советских и партийных организаций появляются в Георгиевском зале и проходят под бесконечные овации присутствующих.
Народный Комиссар Транспорта тов. Л М КАГАНОВИЧ свое первое слово привета обращает к тому, «кто наряду с руководством великой борьбой за социализм умеет согревать теплотой своего великого сердца и нас транспортников, и всех трудящихся нашей страны—первому машинисту Советского Союза, любимому и великому Иосифу Виссарионовичу СТАЛИНУ».
Бурными овациями, возгласами «Да здравствует наш родной СТАЛИН!» отвечают собравшиеся на первые слова наркома.
Далее тов. КАГАНОВИЧ говорит:
— Маркс писал в «Классовой борьбе во Франции», что «революции—это. локомотивы истории». По графику Маркса локомотив истории поставили на рельсы и повели вперед ЛЕНИН и СТАЛИН. Враги революции пророчили нашему локомотиву аварии, пугали тяжелым профилем пути, крутыми спусками и трудными подъемами. Но мы сумели провести локомотив революции через все спуски и подъемы, через все повороты и кривые потому, что у нас были великие машинисты, умевшие вести локомотив истории. Мы победили потому, что в спаренной бригаде нашего локомотива машинистами были великие ЛЕНИН и СТАЛИН. (Бурные аплодисменты).
Машинист революции внимательно следил за тем, чтобы в пути не было перекосов вправо и влево. Он выбрасывал гнилые шпалы и негодные рельсы— правых и «левых» оппортунистов и троцкистов,—освобождал путь от всяких препятствий, исправлял земляное полотно, ликвидировал балластные корыта. Машинист великого локомотива повел наш локомотив без аварий и крушений до станции назначения—до построения социализма в нашей стране. (Бурные овации.)
Большая беда железнодорожников—разрывы поездов. Они бывают от неумелого управления, от плохого торможения, от неправильного спуска, особенно на поворотах, на кривых. Наш великий машинист—СТАЛИН—умеет вести поезд без толчков и разрывов, без выжимания вагонов, спокойно, уверенно проводя его на кривых, на поворотах.
Машинист социалистического строительства—СТАЛИН—твердо изучил и отлично знает, не в пример многим нашим машинистам, тяговые расчеты своего непобедимого локомотива, знает силы сопротивления от «толчков на стыках», силы сопротивления «воздушной среды». Он уточнял и развивал эти расчеты, данные Марксом, Энгельсом и Лениным, и не допускал разрыва поезда, обеспечивал настоящую крепкую сцепку «вагонов» разной конструкции, разной грузоподъемности, «вагонов» пролетарского города и советской деревни. Тем самым он обеспечил нерушимый союз рабочего класса и трудящегося крестьянства. (Бурные аплодисменты.)
Наш машинист правильно набирал и набирает скорость, разгон, чтобы взять трудные подъемы.
Он осторожно вел и ведет поезд социалистического строительства на крутых спусках и обеспечил, в отличие пока от нас, железнодорожников, безаварийное продвижение поезда.
При этом форсировка котла, техническая и участковая скорость локомотива революции куда выше нашей железнодорожной. (Оживление в зале), Машинист нашего великого локомотива не только твердо знает свой марксистско-ленинский график, но внимательно следит за машиной, чтобы она не пропускала зря пара, чтобы всегда было достаточно воды в котле, чтобы давление не падало. А если кто-нибудь спускал революционный пар, то тов. СТАЛИН нагонял ему такого «пара», что другому не повадно было. (Веселое оживление в зале. Аплодисменты.)
Машинист локомотива революции—СТАЛИН—умеет крепко сплачивать свою бригаду, освобождать ее от плохих, нерадивых, негодных работников, внимательно следит и учитывает малейшую опасность, умеет чутко прислушиваться, не в пример многим нашим машинистам, к сигналам кондукторской бригады.
Он умеет выращивать и сплачивать кадры. Сила нашего движения—в сплоченности нашей передовой бригады, в сплоченности Ленинской партии и ее Сталинского Центрального Комитета, который ведет страну от победы к победе. Поезд революции идет четко и уверенно, твердо соблюдая расписание. Результаты выполнения твердого расписания первой и второй пятилетки видны в росте нашей индустрии, в деревне, в колхозах и совхозах, на гигантских заводах промышленности, в могучем вооружении нашей славной, мощной Красной Армии, в улучшении материально-бытового положения трудящихся нашей родины, на спартакиадах, в школах, в каждом уголке нашей страны, где расцветает новая светлая жизнь, где крепнет и поднимается новый человек, который победит во всем мире. (Бурные аплодисменты )
Для чего все это я говорю, товарищи? Для того, чтобы все наши машинисты работали так же хорошо и вели наши поезда так же аккуратно по графику, как работает и ведет вперед поезд нашей революции наш первый машинист товарищ СТАЛИН. (Бурные аплодисменты.)
Лазарь Моисеевич говорит о том, что первые успехи, которые достигнуты транспортом, объясняются вниманием Центрального Комитета партии я товарища СТАЛИНА к каждому вопросу работы железных дорог.
— У нас еще много недостатков, несмотря на успехи, транспорт еще отстает от потребностей страны, но я думаю, что вы дадите мне право,—говорит тов. КАГАНОВИЧ,—сказать здесь партии, правительству и тов. СТАЛИНУ: «Железнодорожники, партийные и беспартийные, будут с честью выполнять поставленную перед ними задачу подтянуть транспорт до уровня требований промышленности, обороны и всего народного хозяйства, сумеют по-большевистски мобилизовать весь железнодорожный коллектив, сплотить железнодорожные кадры и двинуть наш локомотив вперед—к победе, Я поднимаю первый тост за того, кто своим руководством облегчает нам победу, за здоровье нашего друга, вождя и учителя, нашего СТАЛИНА».
Нескончаемыми овациями, возгласами «Да здравствует первый машинист Советского Союза любимый товарищ СТАЛИН!» — отвечает зал на слова тов. КАГАНОВИЧА. Нарком транспорта приветствует в своих последующих тостах руководителей Советского Правительства тт. КАЛИНИНА и МОЛОТОВА, внимательно относящихся к транспорту и помогающих работникам железнодорожного транспорта. Он приветствует народного комиссара тяжелой промышленности тов. ОРДЖОНИКИДЗЕ, вооружающего транспорт его техническими средствами; рабоче-крестьянскую Красную Армию, которая является родным братом транспорта и у которого железнодорожники обучаются дисциплине и овладению сложной техникой, и ее вождя тов. ВОРОШИЛОВА; наркома развивающейся изо дня в день пищевой промышленности тов МИКОЯНА.
Под гром аплодисментов, долго несмолкающие овации начинает свое слово товарищ СТАЛИН.
Он говорит о решающем значении железнодорожного транспорта для существования и развития такого громадного по размерам своей территории государства, как наше Советское государство. Он говорит, что существование и развитие нашего государства, превосходящего по своим размерам любое государство мира, в том числе и Англию с ее колониями (не считая доминионов), немыслимо без налаженного железнодорожного транспорта, связывающего громадные области нашей страны в одно государственное целое. Он говорит, что развитие народного хозяйства такого громадного государства невозможно без налаженного железнодорожного транспорта, связывающего и цементирующего в одно хозяйственное целое очаги и центры промышленности с областями и районами сельского хозяйства, дающего им сырье и продовольствие. Англия, как государство, была бы немыслима без первоклассного морского транспорта, связывающего в единое целое ее многочисленные территории. Точно так же СССР, как государство, был бы немыслим без первоклассного железнодорожного транспорта, связывающего в единое целое его многочисленные области и районы. В этом, говорит товарищ СТАЛИН, великое государственное значение железнодорожного транспорта в СССР.
Он говорит о великой чести для каждого работать на транспорте, о работниках, которые поняли значение транспорта и кладут свой труд на алтарь своей родины. Чтобы реализовать решающую и всеобъемлющую роль железнодорожного транспорта, требуется прежде всего слаженность всех частей и их работа в строго определенном порядке. Это и есть то, что называется дисциплиной на транспорте.
Товарищ СТАЛИН говорит о том, что есть у железнодорожников работники на больших постах и работники, стоящие на небольших постах, но нет на транспорте людей ненужных или незначительных. Начиная от самых больших руководителей и кончая «малыми» работниками вплоть до стрелочника, вплоть до смазчика, вплоть до уборщицы— все велики, все значительны, ибо транспорт является конвейером, где важна работа каждого работника, каждого винтика. Когда вы это поймёте, товарищи железнодорожники,—говорит товарищ СТАЛИН,—когда вы установите слаженность всех частей, всех работников; в механизме транспорта,—это и будет настоящая, большевистская дисциплина.
Товарищ СТАЛИН говорит об успехах транспорта и недостатках его работы, которые необходимо вскрывать при помощи смелой и решительной самокритики. Без критики двигаться вперед нельзя. Эта истина—чиста и прозрачна, как чиста и прозрачна ключевая вода. Он говорит о той самокритике, которой всегда учил нас ЛЕНИН,—критиковать открыто, честно, до конца, как полагается революционеру, вскрывать язвы нашей работы, не бояться критики, а пойти ей навстречу, не замазывать недостатки, прислушиваться к голосу всех работников, не только учить работников, но и учиться у них. Критика и самокритика—ключ, при помощи которого мы вскрываем и устраняем недостатки социалистического строительства и движемся вперед. В этом секрет нашего прогресса.
Товарищ СТАЛИН говорит далее: успехи транспорта несомненны, мы не собираемся их скрывать. Нам не нужна ложная скромность. Достижения ваши не малы. С 53000 вагонов среднесуточной погрузки вы поднялись до 73000 вагонов. Это не мало с точки зрения продвижения транспорта вперед, Но, товарищи, этого еще недостаточно с точки зрения потребности страны. Надо добиться среднесуточной погрузки в 75000—80000 вагонов в день.
Разрешите провозгласить тост за ваши успехи, которые несомненны и за которые вы заслужили настоящую большевистскую товарищескую похвалу. Разрешите провозгласить тост за те достижения, которых еще нет у вас, но которые обязательно должны быть, за то, чтобы все вы, от стрелочника до наркома, сделали все необходимое и подняли транспорт, который идет уже в гору, но идет еще покачиваясь, за то, чтобы транспорт был четко работающим» «справно действующим, точным, как хороший часовой механизм, конвейером? За всех вас и за вашего наркома, товарищи!
Товарищ СТАЛИН закончил свою речь. В едином порыве поднялись все присутствующие и ответили на проникновенные слова вождя бурной овацией в его честь. Долго гремели под сводами Кремлевского зала аплодисменты, возгласы восторга и радости.
Тов. Каганович с огромным подъемом выразил чувство всех присутствующих железнодорожников, заявив от их имени тов. СТАЛИНУ, членам Правительства, руководящим работникам наркоматов и Красной Армии, участвовавшим в приеме, что железнодорожники приложат все силы и 80000 вагонов ежесуточной погрузки дадут во что бы то ни стало в 1936 году.

Рекомендовать эту статью

Термины, пояснения и исторические справки

Новости из интернета

  

Места на карте, упоминающиеся на сайте 1520mm.ru

Будьте в курсе наших новостей


© 2002—2017 Nicos
Страница сгенерирована за 0,0043 сек.
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика